ОСОО "АМФР" Ассоциация Медицинских Физиков России
В.А. Костылев Стратегия Фотогалерея Письма Отдельные сообщения Контакты
Скоро

14–15 декабря 2018 г. Итоговая конференция "Нейрорадиология. Заболевания органов головы и шеи"

15 декабря 2018 г. – срок подачи документов на Международный симпозиум IDOS 2019

Поздравляем с наступающим Новым годом!

Наше богатство –
интеллект и энергия профессионалов
Наше богатство –
интеллект и энергия профессионалов

Переписка Ассоциации

Разъяснения по "открытому письму Костылеву В.А." от 19.07.2010 N 32-028/839

Уважаемый Владимир Викторович!

Я хочу начать с того, чем Вы завершили свое "открытое письмо".

Мы, конечно, тоже за консолидацию, плодотворное и конструктивное сотрудничество.

Более того, я уже в течение последних 5 месяцев много раз пытался прорваться к Вам через секретаря для обсуждения наших предложений и конкретных вопросов сотрудничества, но безуспешно. Возможно, из-за отсутствия личных контактов сложилось ошибочное впечатление о каких-то конфронтационных настроениях и личных обидах с моей стороны.

Теперь, в связи с Вашим ответом на мое письмо Президенту, я должен дать разъяснения по существу.

В моем письме не подвергаются сомнению шаги, предпринимаемые руководством страны. Нехорошо приписывать мне то, чего в письме нет.

В самом начале четко говорится, что планирование и осуществление проектов "безусловно, необходимо".

Однако планы и решения руководства страны и то, как они реализуются, вещи совершенно разные. Согласитесь, что некомпетентным исполнением можно испортить любые правильные "беспрецедентные и исторические решения".

То, как реализуются эти решения в области атомной медицины, а не "направление на модернизацию всей экономической модели" я называю "вариантом авторитарной некомпетентной модернизации".

Возможно, что существуют программа и проекты, подготовленные указанными Вами уважаемыми ведомствами и учреждениями. Однако в своем письме я отражаю не только свое мнение, но и большого числа авторитетных и компетентных специалистов, которые знают реальное положение дел. Никто из них не принимал активное участие в этих проектах, разве что эпизодически по узкому вопросу. Хотелось бы знать имя ученого-специалиста в области атомной медицины, идеолога и научного руководителя каждого такого проекта и документа, который нес бы персональную ответственность за постановку задачи и конечный результат. Предполагаю, что реально руководили проектами и готовили Ваш ответ мне люди, далекие от большой науки и клинической онкорадиологии. Существующий раскол между вашей командой и нами образовался не по нашей вине.
АМФР и ИМФИ интегрируют и представляют общественные, практические и научные интересы ведущих медицинских физиков и радиологов, большинства профессионалов, работающих на стыке физики и медицины, главным образом в клиниках. Мы, находясь вдали от больших чиновников (где опираясь на большие деньги создаются эти программы и проекты), одновременно решаем практические лечебные задачи в клиниках, ведем научные (и тактические, и стратегические) исследования, занимаемся образовательной и общественной деятельностью, фактически, без государственной поддержки. "на голом энтузиазме".
Наше сообщество уже около полувека (а в рамках АМФР – 17 лет) работает в области радиационной онкологии и ядерной медицины, представляя не только перечисленные Вами, но и большое число других организаций. За это время мы участвовали в разработке большого числа программ и проектов: и в СССР (в том числе по линии ГКНТ совместно со "Средмашем") и после, в том числе с Росатомом (Минатомом) и с МАГАТЭ, МНТЦ, МКНТ, с регионами. Мы постоянно работаем с нашими коллегами за рубежом напрямую, а также через МАГАТЭ, ВОЗ, ESTRO, ASTRO, IOMP, EFOMP, AAPM и другие международные организации, постоянно анализируем опыт СССР, России, высокоразвитых и развивающихся стран в области атомной медицины и делимся этим опытом и знаниями в соответствующих публикациях, имеющих стратегический и концептуальный характер (журнал "Медицинская физика"). Собственный опыт основан на научном планировании (МТТ, МТЗ) и научном сопровождении около 20 проектов радиотерапевтических центров и центров ядерной медицины.
Мы проводим большое число школ, семинаров, конференций и конгрессов. Так, например, только что в июне мы совместно с МГУ, Троицким научным центром, РОНЦ и МОНИКИ провели III Евразийский конгресс по медицинской физике и инженерии, на который от имени Оргкомитета, как его сопредседатель, я приглашал Вас в качестве члена Президиума, но не получил ответа.

Практически все известные мне крупные специалисты и медицинские физики и радиологи (компетентные в вопросах планирования и построения радиологических центров) солидарны со мной в критической оценке реальной ситуации.

Мы хорошо знаем, что "если неправильно начать, то есть мало шансов хорошо кончить". Мы также хорошо знаем, что для освоения и обслуживания современных ускорительных комплексов и технологий конформной лучевой терапии (с объемным планированием, MLC, IMRT, IGRT, Rapid Arc therapy, Stereotactic Body Radiotherapy и т.д.) требуется такой качественный и количественный уровень медицинских физиков, который достигается лишь в результате не менее чем 5–7-летнего интенсивного обучения и наработки клинического опыта в условиях специального учебного центра на базе высокоразвитой радиотерапевтической клиники. В осуществляемых сегодня проектах этого ничего нет, а это значит, что лечить будут недоучки, и результат лечения будет печальный.

Вообще, существует "азбучная истина", что без грамотного научного планирования и сопровождения, а также подготовки "среды обитания" ни один ядерно-физический объект (в том числе и медицинский) работать не может. Это подтверждает многолетний мировой и наш опыт. Вернее, формально такой объект, может, и будет работать, но ожидаемого положительного лечебного эффекта не будет.

Лечение нашей тяжело больной радиационной онкологии и ядерной медицины, модернизация и создание новых радиотерапевтических центров и центров ядерной медицины без создания "среды обитания", научного планирования и научного сопровождения – это знахарство или авантюра.

Именно это дает мне и моим коллегам моральное право считать большинство осуществляемых сегодня проектов модернизации лучевой терапии в рамках "онкологической программы" и проекты глобальных центров ядерной медицины поверхностными и плохо проработанными, а также поставить под сомнение не "многолетний труд и академический потенциал" российской науки вообще, а то, как он обобщен и использован при разработке и реализации данных проектов. Это тоже совершенно разные вещи.

По данным наших многолетних мониторингов (совпадающих с международным опытом) эффективность вложенных средств в РТЦ не превышает 10%, погрешность подведения лечебной дозы превышает 30% (при допустимых 5%) и порядка 20% пациентов либо переоблучаются, либо недооблучаются, т.е. получают осложнения и рецидивы онкологического заболевания. Зная по опыту многих таких клиник, к чему это приводит и у нас и за рубежом, я не пожелал бы и врагу попасть туда на лечение.
К сожалению, в России для атомной медицины нет критериев оценки качества, отсутствует национальная программа гарантии качества и система аудита качества, что позволяет сегодня безответственно и бесконтрольно создавать и эксплуатировать такие объекты в России. Мы вносим соответствующие предложения.
Замечу, что в своем письме я абсолютно не касался проекта и вообще проблем создания радиофармпрепаратов, что Вы приводите в качестве положительного примера. Но во всех других проектах ФМБА ощущается именно менталитет руководства завода "Медрадиопрепарат" и некоторых бизнесменов, далеких от клинической онкорадиологии. При этом практически отсутствует научная медицинская идеология, клиническое и медико-физическое мышление. Также налицо плохая информированность в реальной ситуации в онкологических учреждениях страны. В этом и состоит основная причина различия наших с Вами взглядов, подходов и оценок.

Говоря о "мозгах" я имею в виду управленцев, медицинских радиационных физиков, лучевых терапевтов, специалистов в области ядерной медицины.

Они должны были бы, начиная с 2009 г. и в последующие годы, определять политику создания центров лучевой терапии и ядерной медицины и лечить больных. Причем тут Сколково? Тогда давайте подождем со всеми проектами модернизации лучевой терапии, о которых я говорю, до той поры, когда в Сколково кто-нибудь начнет готовить таких специалистов.
Опять чувствуется непонимание вопросов, которые сегодня волнуют клинических физиков и врачей и от решения которых зависит эффективность сегодняшних и завтрашних финансовых вложений и качество лечения больных (уменьшение смертности, повышение продолжительности и качества жизни). Получается, один из нас "говорит про Фому, а другой – про Ерему".

Что касается правовой основы и других необходимых базовых условий для развития данной области, то СанПиНы касаются лишь гигиенических требований по обеспечению радиационной безопасности, а это составляет хоть и важную, но лишь малую часть той системы правового регулирования, без которого нельзя использовать современную лучевую терапию и ядерную медицину.

Где стандарты, положения о службах, штатные нормативы, узаконенные должности, система пенсионных и других льгот, система аттестации и подготовки специалистов, узаконенная система адекватного финансового обеспечения сохранения подготовленных кадров, технического сервиса и т.д.? Все это либо вообще отсутствует, либо сильно устарело, давно не соответствует современным задачам, аппаратам и технологиям. А каким законодательным актом определяются требования к уровню компетенции управленцев и ответственность за некомпетентные решения и за негативные последствия?

Мнение о плохой организации онкологической программы, которое Вы называете "надуманным", как я уже отмечал, разделяет подавляющее большинство онкорадиологов.

Мы постоянно "варимся" в этой среде, и нам оно очень хорошо известно из постоянного общения со специалистами из федеральных и региональных онкологических учреждений, из многочисленных экспертиз ситуации с модернизацией в этих учреждениях, из регулярно проводимых нами мониторингов, анкетировании и опросов, из многочисленных поездок на места, из общений на наших школах и конференциях. Мы имеем и постоянно обновляем соответствующую базу данных по нашим онкологическим учреждениям, которая является составной частью базы данных МАГАТЭ по лучевой терапии "DIRAC" (Directory of Radiotherapy Centres).
Если то, что происходит в региональных онкологических учреждениях, куда выделяются полумиллиардные суммы на закупку в основном радиологического оборудования, не является плохой организацией, то как оценить безобразно организованные тендеры (с бесконечными жалобами в ФАС из-за безграмотных технических заданий), плохо спланированные и не просчитанные проекты, отсутствие нормальной и современной подготовки кадров, неподготовленность в большинстве случаев помещений, массу проблем с поставками оборудования и его монтажом, длительным освоением и запуском этого оборудования и технологий и, как результат, очень низкую эффективность их использования и качество лечения. И это несмотря на правильный курс руководства страны на модернизацию и "максимум усилий Минздравсоцразвития РФ для исправления ситуации с онкологическими заболеваниями".
И я, и мои коллеги буквально "завалены" многочисленными обращениями из диспансеров с просьбами о помощи и консультациях. А Вы говорите "надумано"!
Да, действительно, некоторые компетентные ученые эпизодически (когда их привлекали) участвовали в консультировании ряда проектов, но это, к сожалению, не являлось их научным сопровождением, играя лишь роль того самого "фигового листка". В подавляющем большинстве проектов действительно отсутствуют научные подходы, "системные научно-обоснованные концепции и медико-физические требования, грамотные медико-технические задания". Сами же проекты и их последующая реализация, как правило, осуществляются из рук вон плохо и не имеют ничего общего с гарантированным качеством лучевого лечения.

Ваш совет: куда должен быть направлен наш потенциал, опоздал, как минимум, лет на 17.

Достаточно посмотреть наш сайт в интернете, полистать наш журнал, учебные и научно-методические материалы, поучаствовать в наших мероприятиях, познакомиться с отчетами о нашей деятельности, чтобы понять, куда Ассоциация и я лично (как ее руководитель и ученый) направляем свой потенциал. Это разработка стратегии развития атомной медицины, организация научных программ и проектов в данной области, научное планирование и научное сопровождение модернизации и создания радиологических отделений и корпусов и, конечно, подготовка высококвалифицированных кадров (медицинских физиков и радиологов).

В заключение еще раз хочу сказать, что никаких конфронтаций, обид или перетягивания инициатив, которые Вы усмотрели в нашей деятельности, нет и быть не может. Просто Вы делаете свое дело, а мы свое. Мы не можем конкурировать, мы могли бы только дополнять друг друга.

Атомная медицина в онкологии – это дело всей моей жизни и моих коллег. И мы будем этим заниматься, даже если наши знания и опыт в клинической онкорадиологии организаторами сегодняшних проектов в Минздравсоцразвития и в других структурах по какой-то причине не будет востребован.

Ваше предложение о переходе к "диалогу... в рамках жарких дискуссий, к взаимовыгодному сотрудничеству, совместной открытой и плодотворной работе" мы принимаем. У нас есть конкретные предложения. Я готов к встрече с Вами и жду приглашения.

Приложения:
Информация о совместной деятельности АМФР и ИМФИ.
эссе "Горькая правда о "модернизации" нашей радиационной онкологии"

С уважением,
Президент АМФР,
директор ИМФИ,
профессор В.А. Костылев

Назад...

 

Главная | Об Ассоциации | В.А. Костылев | Новости | Контакты | Журнал "Медицинская физика" | English
© 2009 Ассоциация медицинских физиков России. All Rights Reserved